«Благое дело» пресс-релиз в бизнес журнале

Уходят в прошлое крышки гробов на лестничных площадках и траурный марш из автобусных динамиков под взглядами зевак. Отношение россиян к смерти, к организации прощания и похоронной церемонии стало более современным и цивилизованным. Всё больше людей понимают, что сфера ритуальных услуг так же важна и специфична, как любая другая. А значит, требует наличия профессионализма и профессионалов в своей области. Директор похоронного дома «Стелла» Елена Васильева — о том, как изменилась сфера похоронных услуг, в чём смысл названия «похоронный дом» и почему семейный бизнес — это эффективно.

ПРОВОДИТЬ ДОСТОЙНО

— Елена Викторовна, «СТЕЛЛА» начинала работу в сфере ритуальных услуг семь лет назад. Кто помог вам войти в такой непростой бизнес?

— Инициатором создания тогда еще ритуального агентства был муж Сергей. Я поначалу была в растерянности, даже не решалась кому-то рассказать о сфере нашей деятельности. И с негативным отношением приходилось сталкиваться довольно часто. Очень поддержала меня моя мама: она медработник, и в жизни повидала многое. «Это благое дело», — решительно сказала она. — Сейчас, спустя семь лет, вы можете уже сказать наверняка: это, действительно, благое дело? — Однозначно. Я это вижу по реакции людей. К нам очень часто приходят со словами благодарности: за работу, за поддержку и помощь. Ведь перед лицом смерти люди всегда одиноки и растерянны, их надо кому-то поддерживать и направлять. Каждый человек заслуживает того, чтобы его проводили достойно. Да, бывают очень тяжелые моменты, когда и мы всем коллективом пьем успокоительное… Но это нам помогает понять, что нужно людям, и развиваться в нужном направлении. «СТЕЛЛА» в переводе означает «звезда», и мы стараемся быть той самое звездой, которая помогает выбраться из мрака отчаяния и бессилия.

ЗНАНИЯ В ПОМОЩЬ

— Последние два года «СТЕЛЛА» позиционирует себя как Похоронный дом. Что стоит за сменой названия?

— Чтобы это объяснить, надо понимать, с чего мы начинали. Это был стандартный набор ритуальных товаров и услуг: гробы, венки, одежда и другие принадлежности, а также предоставление транспорта, работа носильщиков и гробовщиков. По прошествии времени стали задумываться о развитии. Начали уделять особое внимание уровню обслуживания: следить за внешним видом сотрудников, за грамотностью и корректностью речи менеджеров. А потом мы поняли, что наступил некоторый застой: не хватало информации, не было источника, который помогал бы развиваться сотрудникам и нашей работе. И мы вышли на российско-немецкий «Учебный центр похоронного сервиса» в Новосибирске. Первым на обучение поехал наш сын Антон.

— Почему выбрали именно Новосибирск?

— В России не так много учебных заведений, где обучают специалистов похоронного бизнеса. На тот момент подобные курсы можно было пройти в Москве и Санкт-Петербурге. Мы проанализировали программы обучения и поняли, что Новосибирск впереди по всем параметрам: у них действительно европейский уровень обучения, все проходит по высшему разряду. Кроме того, это были наиболее развернутые, полные и долгосрочные курсы: сын ездил на обучение в течение года, изучал теорию и практику и получил соответствующий аттестат. Я уверена, что в Калуге специалистов такого уровня больше нет. Кстати, и этих годичных курсов в Новосибирске больше нет: сейчас там проводятся только краткосрочные по отдельным специальностям, в том числе и курсы повышения квалификации, которые мы также посещаем. Вероятно, они более востребованы.

— Получается, в ваш бизнес включились и ваши дети?

— Мы на этом не настаивали, но семья — это команда, где по мере возможности все помогают друг другу. Конечно, если это настоящая семья. А будут ли дети заниматься тем же делом и в какой степени — это их выбор. Безусловно, глава и основной «строитель» нашего бизнеса — это муж Сергей. Он и по специальности инженер. А вот сын помог вывести на новый уровень.

НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ

— Как изменилась работа «СТЕЛЛЫ» после окончания курсов?

— Поначалу никак. Сын приехал с горящими глазами, с желанием многое поменять и усовершенствовать. Он настаивал на концепции Похоронного дома, говорил о необходимости открытия прощального зала, собственного морга, о важности проведения прощальной церемонии… Скажу честно: поначалу его идеи были восприняты со смехом, в том числе и мною. Какой Похоронный дом? Какой прощальный зал? Все это казалось на тот момент неосуществимым. Безусловно, Антона это очень задело.

— А что сейчас?

— А сейчас все так, как хотел и планировал сын. Мы вышли на тот уровень, который позволяет именоваться Похоронным домом. У нас свой прощальный зал, останкохранилище, бальзамировочная…

— Как пришло понимание, что изменения необходимы?

— Во-первых, Антон регулярно возвращался к этим разговорам. Во-вторых, он начал проводить обучение менеджеров, поначалу даже втайне от нас. Ему необходимо было поделиться знаниями, он хотел вывести работу на новый уровень, — и когда было свободное время, сын организовывал тренинги, рассказывал о психологии смерти, зачитывал материалы, раздавал анкеты… Что особенно важно — нашим менеджерам это было интересно. Ну а муж, как оказалось, все его идеи взвесил и обдумал. И когда два года назад встал вопрос о приобретении собственного помещения, Сергей принял решение о проектировании и оборудовании специализированных залов и цехов. Впрочем, мы все уже понимали, что пора выводить работу на новый уровень. Сначала стали серьезно заниматься изготовлением и оформлением памятников: обустроили мастерскую, приобрели гравировальные и печатные станки. Заключили договор с художником, чьи услуги очень востребованы: портрет и фотография совсем не одно и то же, художник может по желанию заказчика видоизменить фото, придать лицу другое выражение, изменить поворот головы… Затем у нас открылся прощальный зал: к тому времени и сын, и дочь прошли в Новосибирске курсы церемониймейстеров. Почти одновременно появилось останкохранилище. У нас работает профессиональный бальзамировщик, который оказывает и косметические услуги. Это тоже важная составляющая прощания: усопший должен выглядеть достойно, родные и близкие должны видеть человека, которого они знали. Иногда нам приносят фото- графию, чтобы показать, как выглядел человек, какую прическу носил. Были случаи, когда родственники приносили косметику, которой пользовался усопший, с просьбой использовать именно ее, — и мы по возможности выполняли эту просьбу. Несколько недель назад мы открыли еще один большой зал ожидания, где близкие и родные усопшего находятся до начала прощальной церемонии. Ряд услуг, которые у нас появились, не касаются напрямую организации похорон: это уход за могилой и прижизненное оформление договора на погребение…

— Насколько востребованы эти услуги?

— Оформление прижизненного договора очень востребовано, особенно у одиноких людей и у тех, чьи дети в силу особенностей здоровья не смогут позаботиться о родителях. Договор — это гарантия того, что деньги, отложенные «на смерть», будут израсходованы по назначению и в соответствии с вашими пожеланиями. Уход за могилой — как правило, разовая услуга, ее заказывают пожилые люди. Но есть и те, с кем мы продлеваем договор из года в год: человек живет в другом городе, могилу родителей навещает редко, поэтому он поручает уход за ней нашему Похоронному дому, а мы высылаем ему фотоотчеты.

БЕЗ ЦЕРЕМОНИИ?

— Несмотря на большое количество направлений работы, вы уделяете церемонии прощания особое внимание. А как относятся к ней ваши клиенты?

— По-разному. Я не скажу, что плохо — но люди порой не готовы воспринимать такую услугу. Несколько раз приходилось слышать: «Нам без церемонии, там мы все плачем». Но похоронный обряд издавна строился так, чтобы люди могли излить свое горе, выплакать его, проститься с человеком и «отпустить» его. На Руси в каждой деревне были плакальщицы, существует целый пласт обрядовых похоронных песен…
Кроме того, мы хотим знать и помнить человека, которого мы провожаем. Поэтому наши церемоний — мейстеры готовят индивидуальную речь, в которой о жизни усопшего, его характере и достижениях. В ходе церемонии учитываются религиозная составляющая, предоставляется слово родным и коллегам, которые хотят поделиться своими чувствами и воспоминаниями. Мне самой пришлой пройти через это: недавно я потеряла отца. Именно тогда я особенно остро ощутила важность церемонии прощания. Многие пришедшие знали моего папу лишь на определенном этапе жизни, как это обычно бывает. Мне было важно услышать их воспоминания, все те добрые слова, которые они хотели сказать. А им важно было сказать эти слова и больше узнать о человеке.

— Елена Викторовна, меняется ли сегодня культура прощания?

— Я бы сказала, она возвращается. В советское время народная, «деревенская» культура прощания была утеряна, а светская была нам не знакома. Безусловно, грамотные и образованные церемониймейстеры в стране были: достаточно вспомнить похороны крупных партийных лидеров. Но это было только «на высшем уровне». В большинстве же случаев это было прощание в тесной комнатке городской квартиры, на улице звучал марш Шопена, а затем — краткое прощальное слово у могилы… Сегодня люди понимают, что процедура прощания требует особого помещения, особого порядка проведения и особых слов.

С УВАЖЕНИЕМ И ЗАБОТОЙ

— Вы можете сказать, что сегодня «СТЕЛЛА» вышла на новый, европейский уровень оказания услуг?

— По сравнению с тем, с чего мы начинали — однозначно. Я даже не могу сравнить себя и свой уровень знаний с тем, что я знаю и понимаю сейчас. В самом начале мы работали во многом по наитию — и мне даже сложно сказать, что помогало развиваться и избегать ошибок. Наверное, наше советское образование…

— Наверняка каждый сотрудник за время работы приобрел большой запас знаний по психологии. Есть у вас в штате психолог, который мог бы обучать и консультировать персонал?

— Дочь Анна сейчас как раз учится на психолога, и ей уже приходилось применять полученные знания в работе: трагедия смерти — это состояние шока, и выражаться он может по-разному. Что будет дальше?… Возможно, добавим обучение персонала. А может быть, появится даже кабинет психолога. Не могу сейчас говорить наверняка — но знания наверняка будут востребованы.

— Чего еще не хватает вашему Похоронному дому?

— Я думаю, не хватает соответствующего отношения людей. Недавно сын вернулся из Англии, где он посетил несколько кладбищ. За границей кладбища — это не место страха. Это красивый ухоженный лесопарк, куда люди приходят гулять, посмотреть на могилы известных людей, которые являются настоящими произведениями искусства… Мне кажется, что отношение к смерти должно быть именно таким. Это должна быть светлая память, а не суеверный или животный страх. И провожать людей в мир иной надо именно так: с уважением и заботой.

Формула профессиональной ритуальной помощи

«СТЕЛЛА» работает на рынке ритуальных услуг уже семь лет. Два года назад руководство фирмы решило, что название «Похоронный дом» более соответствует деятельности фирмы. Что вкладывают руководители «СТЕЛЛЫ» в это понятие?  Об этом мы поговорили с директором Похоронного дома Еленой ВАСИЛЬЕВОЙ.

Название обязывает

— Елена, в какой момент появилось решение изменить название «агентство» на Похоронный дом?

— Это не было одномоментно. Я бы даже сказала, что к этому решению мы шли в течение всех лет нашей работы. И это ни в коем случае не просто смена названия. Я бы сказала, что до звания «Похоронный дом» надо дорасти.

— Тогда в чём различие между этими терминами?

— Начиная работу в сфере похоронного бизнеса, мы оказывали помощь именно на этапе похорон: предоставление специализированного транспорта, услуги носильщиков, соответствующие ритуальные товары. Однако чем дольше работаешь, тем больше вникаешь в тонкости и глубже понимаешь потребности клиентов. Начал расширяться ассортимент товара и перечень услуг. Появилось собственное производство. Затем – собственное здание. Однако и это не всё. Что такое настоящий Похоронный дом, наши сотрудники поняли во время обучения в Новосибирске, где сфера ритуальных услуг невероятно развита. И только когда мы достигли такого же уровня: грамотно оборудовали помещение, обучили сотрудников и смогли предоставить полный спектр услуг – только тогда было принято решение, что «СТЕЛЛА» имеет право называться «Похоронным домом».

Помещение плюс обучение

— Вы говорите о грамотном оборудовании помещения. Что это означает?

— Три года назад мы переехали из арендованного помещения в своё, оборудованное в соответствии с нашими задачами. В этом здании мы смогли расположить всё, что было раньше, но на большей территории: зал ритуальных товаров, выставку надгробий, офис продаж. Затем был оборудован большой прощальный зал для проведения соответствующей процедуры, морг, бальзамировочная комната. Спустя время мы поняли, что рядом с церемониальным залом необходима комната ожидания для родственников, а недавно благоустроили для тех же целей ещё и дворик: теперь родственники могут при желании выйти на улицу, уединиться на лавочке, пережить эмоции…

Поработали мы и над планировкой помещений. Согласитесь, человеку, который не так давно пережил смерть и пришёл заказать надгробие, тяжело видеть горе других людей, выезд катафалка – поэтому мы постарались разграничить зоны и входы.

— Вы также упомянули про обучение. Профессиям ритуальной сферы где-то обучают?

— Разумеется. Церемониймейстер обязан знать историю обрядов, специфику разных конфессий, правила составления прощального слова, уметь подбирать музыкальное сопровождение. Любой рабочий нашей сферы, даже грузчик, должен представлять себе поэтапный ритуал прощания и погребения, чтобы действовать грамотно. Ну а работать бальзамировщиком без специальных знаний и соблюдения техники безопасности просто невозможно…

«Новосибирский учебный центр похоронного сервиса» занимается подготовкой похоронных кадров уже 25 лет. В этом российско-немецком учреждении обучают по специальностям бальзамировщик, церемониймейстер, организатор похорон, работник похоронной службы. Наши сотрудники неоднократно ездили на обучение и повышение квалификации по разным специальностям. Поэтому мы можем с полной ответственностью утверждать, что в «СТЕЛЛЕ» работают профессионалы, чья компетенция подтверждена сертификатами обучения, победами на специализированных конкурсах. И, конечно, отзывами тех, кто к нам обращался.

От и до

— Перечислить все услуги, которые предоставляет наш Похоронный дом, вряд ли возможно, — говорит директор «СТЕЛЛЫ». – Тем более что с каждым мы работаем индивидуально, учитываем пожелания родственников и волю покойного. Важно то, что работа наша давно не ограничивается продажей ритуальных принадлежностей и захоронением: люди обращаются к нам по поводу изготовления памятников, печати на лентах венков, ухода за новыми или давними захоронениеми… Вот лишь несколько востребованных и нестандартных услуг, которые появились именно исходя из потребностей клиентов.

1. Оформление документов, связанных со смертью и захоронением

— Есть люди, которые готовы сами заняться оформление бумаг, связанных со смертью родственника – в заботах им легче справиться с горем. Но есть и те, кто не в состоянии ходить по инстанциям, узнавать и оформлять. Тогда эти заботы берут на себя сотрудники Похоронного дома. В силу профессии мы знаем все нюансы оформления, положенные пособия и льготы, телефоны и часы работы нужных структур – а потому нам сделать всё это быстрее и проще. Мы можем взять на себя оформление нескольких документов или же оформить всё от и до.

2. Ещё одна услуга «документального» характера – прижизненный договор на погребение

это давно практикуется во многих странах. Пожилые люди готовы говорить о смерти, они готовятся к ней и откладывают деньги – за которыми, как мы знаем из криминальных сводок, активно охотятся мошенники. Прижизненный договор – это возможность заранее решить все вопросы, касающиеся процедуры прощания и погребения, а также избавиться от необходимости откладывать деньги, беспокоясь об их сохранности. Оплатить все выбранные услуги человек может сразу или в рассрочку. А родственники и доверенные лица будут знать, куда обращаться в случае несчастья.
 

3. Подготовка и хранение тела

Её выполняет профессиональный бальзамировщик, который занимается также посмертной косметологией и реставрацией. Для этого требуются специальные навыки, специальная косметика и даже специальное освещение.

Что касается процедуры хранения – доступ в частный морг похоронного дома «СТЕЛЛА» открыт для родственников круглосуточно.

4. Организация и проведение процедуры прощания

— Чтобы провести её грамотно и цивилизованно, необходимо учитывать множество нюансов: религиозную принадлежность усопшего, его биографию, социальный статус, его увлечения… Кроме того, надо знать устоявшийся ритуал прощания, биографию человека. Всё это знакомо профессиональным церемониймейстерам «СТЕЛЛЫ». В их обязанность входит составление прощальной речи и организация процедуры – будь то гражданская панихида или проводы согласно религиозному обряду.

Кроме того, наши сотрудники контролируют психологическое состояние родственников во время прощания, могут оказать первую медицинскую помощь или поддержать психологически.

5. Художественный портрет на памятник.

— Помимо изготовления различного вида надгробий, мы предлагаем такую услугу как портрет, выполненный художником, — рассказывает Елена Васильева. — Мастер пишет его по фотографии с учётом пожеланий родственников усопшего. Нередко случается, что имеющиеся фото не в полной мере отражают образ, который хочется запечатлеть: не хватает улыбки, немного не то выражение лица, или хочется изменить поворот головы, направление взгляда… Всё это под силу нашему художнику. И, как отмечают родственники, портрет разительно отличается от фото: он получается именно «живым».

6. Круглосуточное консультирование.

— Современный век – это век информации.  В случае смерти получить её требуется быстро. Но – не любым путём. Похоронный дом «СТЕЛЛА» не сотрудничает с информаторами, наши сотрудники не приезжают в дом усопшего без вызова – но наша помощь всегда доступна по телефону или в интернете. На сайте вы можете получить всю нужную информацию и при необходимости заказать звонок. А наш круглосуточный телефон даёт возможность не остаться без поддержки в любую минуту дня и ночи. Мы готовы вас поддержать, выслушать, проконсультировать. И, разумеется, прийти на помощь – если вам это необходимо.

О старых и новых уловках мошенников в похоронном деле

«Не успела «Скорая» приехать – а они уже в домофон звонят». 
«Ещё смерть не констатировали – а они уже тут как тут». Всех возмущают действия мошенников, наживающихся на смерти людей, но найти на них управу по-прежнему проблематично.

 
А главное, мошенники эти изобретают всё новые и новые уловки, заставляющие людей верить, идти на поводу, не глядя заключать договор и не думая отдавать деньги.
 
— Понятно, что думать и анализировать свои и чужие действия в ситуации стресса тяжело, — соглашается директор Похоронного дома «СТЕЛЛА» Елена ВАСИЛЬЕВА. — Однако собраться с мыслями и оценить происходящее всё же необходимо. Безусловно, самый простой и действенный способ – не впускать в дом никаких посторонних людей, какими бы «независимыми экспертами» или агентами они ни представлялись. Но если это уже произошла и вы пытаетесь разобраться, кто перед вами — следует обратить внимание на предложения, которые от него поступают, и на вопросы, которые человек задаёт.

 
 
* «Вы уже обращались в какую-то ритуальную компанию по поводу смерти? Или только собираетесь? А в какую?» Стоп! Зачем незаинтересованному человеку нужна от вас эта информация? Неужто ради праздного любопытства? Разумеется, нет.
 
— Вариантов тут может быть несколько, — поясняет Елена Васильева, которая не раз слышала подобные истории. – Первый – мошенник в ответ представится сотрудником именно той фирмы, которую вы назовёте в ответ. И немедленно начнёт «оказывать услуги», и сразу потребует деньги на перевозку тела или что-то ещё… Позже родственники узнают, что оплатили то, что должно быть предоставлено бесплатно или выложили уж слишком крупную сумму – но дело сделано, и деньги уже в кармане «агента». К сожалению, были случаи, когда возмущённые люди приходили в наш похоронный дом – и только здесь выясняли, что взявший с них деньги человек никакого отношения к «СТЕЛЛЕ» не имеет. Мы не устаём повторять: представители «СТЕЛЛЫ» в дом усопшего без вызова не приезжают. И даже если вы обращались в наше агентство – рекомендуем проверить, наш ли сотрудник звонит в вашу дверь.
 
* Второй вариант развития событий – когда «агент», услышав название выбранной ритуальной фирмы, начинает портить её репутацию в ваших глазах, рассказывая всевозможные страшилки. «Ох, что вы! Один мой знакомый к ним обратился – так потом…» Возможное воздействие этих историй зависит от актёрских способностей незваного гостя. Однако для родственников усопшего подобное поведение – прежде всего серьёзный повод насторожиться. Особенно когда после вылитого ушата грязи прозвучит название другой фирмы или просто предложение посодействовать – ведь большинство таких агентов работают на свой карман, являясь по сути перекупщиками.
 
* «Я от эксперта» — подобную фразу могут услышать те, кто столкнулся с насильственной смертью или смертью вследствие несчастного случая. Здесь можно даже не думать: криминальный эксперт или есть, или его нет. Никаких людей «от него» быть не должно. Тем более таких, которые советуют конкретные ритуальные фирмы и берут с вас деньги за услуги.
 
* «Вот вам памятка, можете обращаться по указанным телефонам». Официальная памятка населению: «Что делать, если ваш родственник умер дома?» действительно существует: она разработана Министерством здравоохранения Калужской области и выложена на сайте областной администрации http://admoblkaluga.ru/
 
Предполагается, что раздавать эту памятку населению будут врачи «Скорой помощи». Однако уже появились аналоги памятки, где наряду с советами родственникам и порядком действий указаны телефоны ритуальной компании или ритуального агента. Поэтому важно помнить: на официальной памятке Министерства указаны только телефоны государственных организаций. Так что обращайте внимание на телефоны, особенно если в ваши планы не входит обращение к услугам ритуальных фирм либо вы уже сделали выбор.
 
— И самое важное, о чём следует подумать родственникам усопшего – это о том, откуда так называемый «агент» узнал о смерти, — подчёркивает Елена Васильева. — Если он пришёл в дом без вызова – значит, получил информацию у заинтересованных лиц, которым заплатил немалые деньги. И будьте уверены: незваный гость пойдёт на всё, чтобы вернуть себе эту сумму и ещё заработать на вашем горе. Поэтому мы обращаемся ко всем, кого настигло горе: будьте бдительны и даже в тяжёлой ситуации старайтесь сохранять самообладание. Ну а сотрудники «СТЕЛЛЫ» всегда готовы прийти к вам на помощь – разумеется, только после вашего звонка.
 
 

ВРЕЗ

Из памятки для населения: «Что делать, если ваш родственник умер дома?», разработанной Министерством здравоохранения Калужской области.
 
НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ:

— Впускать представителей ритуальных агентств в квартиру до факта констатации смерти и получения протокола установления смерти и при необходимости прибытия полиции;

— Передавать паспорт умершего ритуальным агентствам.

После получения медсвидетельства о смерти вы вправе по желанию обратиться в любую ритуальную компанию для организации похорон.

«Скорая помощь» не сотрудничает с похоронными организациями и ритуальными агентствами. У вас есть право выбирать агентство самостоятельно.

Пресс-релиз: «С информаторами нам не по пути в похоронном деле»

Руководство похоронного дома Стелла против "незваных гостей" в доме усопшего.

 

Полицейских и врачей постоянно судят оп всей России за передачу данных похоронным агентствам. Сроки, в основном, информаторам даются условные, но назначают приличные суммы штрафа.

«— Мы очень рады, что лет тронулся», — говорит Елена Васильевна. — Наше агентство уже несколько лет ведет компанию против информаторов, сотрудничество с которыми дискредитирует похоронный бизнес. Во всех статьях и обращениях мы рассказываем людям о б уловках ритуальных агентств, которые приезжают по наводке, и о том, в какие суммы обходится их помощь родственникам усопшего. Призываем не открывать двери таким незваным гостям и обращаться в ритуальные агентства самостоятельно, оговаривавшая условия сотрудничества и цены.

один из самых простых и современных способов — получить нужную информацию в интернете или перейдя на сайт нужного агентства. Сегодня правительство серьезно пересматривает требования к ритуальным услугам, и мы уверены, что начавшиеся изменения к лучшему.

 

Когда устанавливать памятник

Август, сентябрь не самое лучшее время для установки памятника, лучше это сделать в конце весны в начале лета. Несмотря на это количество заявок возрастает именно к концу лета.

«— Разумеется, мы делаем все от нас зависящее, чтобы выполнить заказ», — говорит Елена Васильевна. — Но при установке надгробий многое зависит от погоды. А осенью она частенько преподносит сюрпризы. Впрочем, каждый купленный памятник может хранится на складе до момента установки. А осень — идеальное время для уборки могилы, которое могут на себя взять наши работники.

 

 

ОФОРМИТЕ ЗАКАЗ
Укажите свои контактны данные и наш менеджер
с Вами свяжется в ближайшее время
Я соглашаюсь c
*
*
*
ЗАКАЖИТЕ ЗВОНОК
Укажите свои контактны данные и наш менеджер
с Вами свяжется в ближайшее время
Я соглашаюсь с
*
*
*
ПОЛУЧИТЕ ВАШЕ
СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ
Укажите свои контактны данные и наш менеджер
с Вами свяжется в ближайшее время
Я соглашаюсь с
*
*
*